Библиотека выступлений

«Газпромнефть—Битумные материалы»: на железную дорогу битум не вернется

16.06.2017 «Газпромнефть—Битумные материалы»: на железную дорогу битум не вернется

Argus Media, 16.06.2017


Доля железнодорожного транспорта в перевозках битума сократилась до 20% с 50% в течение последних 10 лет. Об изменениях в битумной логистике в интервью Argus рассказал генеральный директор компании «Газпромнефть—Битумные материалы» Дмитрий Орлов.

— В настоящее время 80% всех битумов в России перевозится автомобильным транспортом, а еще 20% — железнодорожным. Как вы считаете сохранится ли эта пропорция в дальнейшем?

— Если вернуться на десять лет назад, то доля железнодорожных перевозок была значительно выше — около половины от общего объема. В последние годы выросло использование автомобильного транспорта. Самый главный плюс автомобильной доставки в отличие от железнодорожной — маневренность. Для автомобиля не нужна никакая специальная станция, никаких ожиданий на путях, согласований и прочего. Машина может приехать почти в любое место и сдать груз.
А железнодорожная цистерна, к примеру, проехала 1—1,2 тыс. км. Это заняло три—четыре дня. Потом она простояла на станции еще какое-то время. Битум уже остыл. Плюс к этому от железнодорожной станции продукт надо везти куда-то дальше, а это дополнительные затраты.
Поэтому потребители выбирают автомобильный транспорт. И я допускаю, что доля автоперевозок в ближайшие годы вырастет до 85%. Обратной тенденции роста железнодорожных перевозок битума скорее всего, не будет.

— Но рынок автоперевозок нефтепродуктов в России не консолидирован. Есть ли риски работы?

— Мы очень заинтересованы, чтобы услуга перевозки была качественной и разумной. Для нас главное, чтобы качество продукта, который был произведен на заводе, сохранялось до момента его выгрузки потребителю. Конечно, нам бы хотелось, чтобы рынок был упорядочен. Для нас это, как минимум, означает, что мы не будем тратить ресурсы на проверку этого этапа в цепочке доставки.

— Как вы оцениваете перспективы перевозок битума в танк-контейнерах?

— Этот сегмент не очень развит в России. Конечно, всегда будут отдельные потребители, которые могут ими пользоваться. Однако мы для себя видим настоящее и будущее в кловертейнерах — однотоннажных картонных кубах.
Это направление мы развиваем уже несколько лет. Именно в кловертейнерах мы экспортируем битум на дальние расстояния: в Африку, Латинскую Америку, Китай и Вьетнам. Поставки в кловертейнерах удобны тем, что не надо создавать хранилище. Просто выгружаешь битум на обычный склад, а потом в так называемых «плавилках» растапливаешь до нужной кондиции. При этом сохраняется качество продукта.

— Как выглядит перевозка битума в кловертейнерах?

— Кловертейнеры перевозятся на европоддонах в контейнерах. В один 20-футовый контейнер (TEU) помещается 20 кловертейнеров. Заполняемость контейнера — 98%. Благодаря такому коэффициенту заполнения тариф на перевозку битума в кловертейнере даже чуть ниже, чем просто наливом в железнодорожной цистерне. В
прошлом году мы в этой таре отгрузили более 100 тыс. т. Это говорит о том, что это востребованный тип фасовки.
— Еще один вариант фасовки битума — биг-бэги. Как вы его оцениваете?

— Такая опция тоже есть, но наша практика подтверждает, что кловертейнеры — более технологичная тара. Если в 20-футовом контейнере протечет один биг-бэг, то, собственно, это потеря всего контейнера. Хотя есть предприятия, которые очень хорошо работают именно с биг-бэгами. Здесь важна культура приемки, за счет которой сохраняется качество материалов.

— География ваших зарубежных поставок довольно широкая. Это какие-то имиджевые поставки?

— Задачи гоняться за экзотикой у нас нет. Мы исходим в первую очередь из экономических показателей, поэтому все наши зарубежные поставки рентабельны. Рынок битума имеет сезонный характер. Летом мы полностью обеспечиваем локальный спрос. А когда в России зима, сезон наступает в южном полушарии, и мы, сохраняя загрузку мощностей, начинаем отправлять товар на эти рынки.

— Московский НПЗ — крупнейший производитель битума в России. Можете обрисовать географию поставок продукта с этого предприятия?

— Со сбытом продукции Московского НПЗ все предельно ясно. Московская агломерация — самый крупный потребитель. Львиная часть потребления приходится на регионы на расстоянии до 300 км от НПЗ. Есть и более дальние поставки — до 1 000 км — на северо-западном и южном направлениях.
С Омским НПЗ картина другая. Там и производительность установки меньше, и потребителей меньше, и их концентрация существенно ниже. Собственно, и логистика там другая. Если с Московского завода почти 100% отгрузок — автомобильным транспортом, то с Омского завода до трети объемов уезжает по железной дороге.

— В прошлом году у вас был опыт работы с битумным терминалом в Рязани емкостью хранения 25 тыс. т. Планируете ли развивать терминальный бизнес в будущем?

— Мы сами занимаемся перевозками, потому что для нас качество продукции — ключевой фактор. Организация ее хранения — из этой же области. К сожалению, многие хранилища в России представляют собой, по сути, просто ямы. Осенью туда сгрузили битум как попало, весной как-то его разогрели. Для нас это категорически неприемлемо. В нашем представлении терминал для хранения — это высокотехнологичный хаб. И мы развиваем именно такую концепцию.
Первым опытом — в Рязани — мы остались довольны.
Наличие терминала решает несколько вопросов, в первую очередь, зависимость от погоды. Когда идут дожди, потребление сокращается, а потом начинает лавинообразно расти. Завод при этом каждый день выпускает примерно одинаковое количество продукции. Организация терминала как раз позволяет нам нивелировать пики спада и роста потребления.
Что касается будущего развития в терминальном бизнесе, то мы рассматриваем разные возможности. Более детально можно будет поговорить об этом, когда мы проанализируем информацию и получим достаточно данных «за» и «против».

— На рынке битума приняты в основном две схемы продаж: через дистрибуторов и напрямую конечным потребителям через открытые конкурсы. Ваша компания предпочитает второй вариант?

— Свести все к двум вариантам — это упрощение. На самом деле способов гораздо больше. Мы в своей работе как раз пытаемся применить что-то от каждого из подходов. Однако главный акцент – работа с конечными потребителями. Принцип простой: если мы можем осуществить прямые поставки, то так и делаем. Части контрагентов удобнее работать через финансовых операторов. Официальных дистрибуторов у нас нет.

— Какова пропорция конечных потребителей и посредников в вашем клиентском портфеле?

— Примерно 50% на 50%. При этом существует тенденция увеличения доли конечных потребителей.

— Почему наблюдается такая тенденция?

— Во-первых, в дорожной отрасли уже появились крупные игроки, которые обладают достаточным финансовым потоком, чтобы осуществлять предоплату. Во-вторых, мы расширяем спектр финансовых инструментов, чтобы привлекать конечных потребителей.
Идеал, к которому мы стремимся, это когда потребитель указывает количество необходимого битума, дату и место поставки. Всем остальным будем заниматься мы сами. В прошлом году мы организовали доставку 500 тыс. т битума, а в этом году планируем довести эту цифру до 750 тыс. т.

Возврат к списку